Монтойя — профессионал, удовлетворенный своей работой.

Что самое важное в жизни? Может это загребание как можно большего количества бабла в наиболее сжатые сроки? Или может обеспечение попадания твоего имени в анналы истории, чтобы будущие поколения помнили? Или это стремление к простому счастью?
Мы все когда то задумывались об этом или еще задумаемся в какой-то момент своей жизни. 31-летний колумбиец по имени Хуан Пабло Монтойя тоже задумался об этом какие-то 5 месяцев назад.

В тот момент когда ХПМ объявил о своем сногсшибательном переходе в NASCAR, я предположил, что он выбрал легкий путь бросить «настоящую» вершину автоспорта и набить себе карманы в гонках на сток-карах.
Но, я изменил свое мнение. Сейчас, через 12 дней после его дебюта в главной серии NASCAR, я интервьюирую ХПМ, который выглядит как образец спокойствия и безмятежности. Вообще то мы должны были говорить о совсем других вещах, но тема перехода и сравнение F1 и NASCAR постоянно всплывает в разговоре.

“Я совершенно не сожалею о своем решении, ни на секундочку” говорит он, спустя 2 недели после крещения огнем в первой гонке Nextel Cup в Хомстеде. “Моя самая большая проблема в Ф1 была в том, что болид — это самое главное в Ф1. Посмотрите на Фелипе Массу для примера: он не имел даже шанса показать что он может делать пока не попал в Феррари».

“Так что ты должен спросить себя: Хочешь ли ты быть в Ф1 или ты хочешь побеждать? Кроме чемпионства, я достиг всего чего я хотел в Ф1. И честно говоря, возможно в следующем году, если ты не гонщик Феррари — у тебя нет шансов.”

Чем больше Монтойя говорит, тем больше я понимаю его позицию – и он все больше кажется мне гением.

NASCAR очень сильно отличается от одноместных машинок (открытоколесных). Гонщик работающий на топ-команду F1 имеет моральное обязательство приезжать на подиум. Если эта команда — это Макларен-Мерседес с годовым бюджетом $350 миллионов, любой результат кроме подиума — это разочарование. То есть, если в гран-при стартуют 22 машины, только финиш в верхних 13,6% сделает людей выплачивающих тебе зарплату довольными.

В NCS, с другой стороны, каждую неделю 43 стартующих машины борются не обязательно за победу, но за достойное место на финише. Просто постарайся финишировать в лучших 35-45% каждую неделю и у тебя есть шанс на титул. И Хуан Монтойя, который побеждал в Индианаполисе и Монако среди прочих важных побед (таких как титул в CART и F3000), знает что он достаточно хорош (и его команда достаточно хороша) чтобы обеспечить такие результаты.

Так почему же не вернуться обратно в штаты, расслабится и наслаждаться жизнью? Годовой доход представляющий собой цифру из 8 знаков делает эту жизнь еще слаще.

JPM прекрасно понимает что NASCAR Nextel Cup это не гоночная Валхалла – он знает все о существующем стереотипе, когда гонщиков пришедших из открытоколесных серий игнорирует все сообщество сток-каровцев. Однако всем ясно что гонщик проведший 6 лет в паддоке Ф1 с её постоянной грызней, легко может пережить любые нападки и сохранять спокойствие.

“Я думаю что мой типаж вполне подходит для NASCAR . Здесь так устроено, ты гоняешься очень много с одними и теми же парнями и завоевать их уважение здесь — это очень важно. Здесь важно чтобы тебе доверяли и ты доверял остальным, иначе ты можешь сильно покалечить себя,” объясняет он.

“Конечно в Ф1 ты тоже можешь сам себе навредить, но если взять любого гонщика в Ф1, ты его обгоняешь ну может раз или два за год. Если ты обогнал 3 машины за сезон, ты прекрасно выступил.

“Здесь, я обогнал 17 машин на первом круге в моей первой гонке в Busch, а во всей гонке, наверное, я совершил больше обгонов чем за всю мою карьеру в Ф1. Так что, в каком-то смысле ты постоянно «работаешь» с другими гонщиками в NASCAR.”

Если самооценка Монтойи даже каким-то образом и пострадала от частых проигрышей Кими Райкконену — он это умело скрывает. Его первая Дайтона500 является явным приоритетом, особенно учитывая что эта победа значила бы для истории после побед в Инди и Монако. Он не скажет этого на публике сейчас, но кубок Nextel также появится в его планах рано или поздно.

“Закончить гонку это главное для меня в Дайтоне. Хочу ли я попробовать побороться за победу? Конечно. Но в начале чемпионата ты должен быть осторожным, потому что эти гонки очень длинные и тебе необходимо набирать очки, иначе в чейз не попасть.”

Но в то время когда Монтойя размышляет о Дайтоне и Чейзе, его прошлое в открытоколесных сериях еще не совсем отошло на второй план и дает о себе знать.

“Довольно забавно как здесь в NASCAR приходится следить за своими спонсорами,” размышляет он. “Я никогда не говорил ‘BMW Williams’ или ‘West McLaren Mercedes’ в интервью, я говорил просто ‘Williams’ или McLaren’. А здесь спонсоры требуют называть их полное название правильно.”

Откинув в сторону заморочки с интервью, видно что Монтойя ведет себя более расслабленно и естественно, он счастлив — короче говоря. Как будто упражняясь в риторике, Монтойя объясняет свою позицию.

“F1 более сложна чем NASCAR? Да. Ф1 быстрее? Да. Но лучше ли там гонки? Нет. Так нравится ли мне здесь? Да конечно!

“Я думаю что NASCAR так же профессиональна как и F1 сейчас,” продолжает он. “В NASCAR отношение людей к тому что они делают следующее, ‘Мы делаем это так много как можем до тех пор пока нам это нравится.”

Его заработки у Ганасси могут быть даже выше чем платил ему Рон Деннис, но это не важно на самом деле. Как и Johnny Cash до него, Хуан Монтойя гораздо больше приобретает в форме профессионального удовлетворения.

Written by: Cassio Cortes, RACER Magazine

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =