Без пяти минут чемпион в Москве! Он приехал развлекать столичную публику!

Как-то вот странно получается – вроде и сказал Фернандо, что отказы двигателей Mercedes – это для Renault хорошо, вроде сказал, что путешествие Монтойи за пределы трассы в Турции  – это небольшой подарок судьбы за злоключения Renault в Будапеште, а вот как-то совсем не обидно. И моторы горели, и Монти как-то обидно в Турции обочину вспахал, а вот сердиться на слова испанца никак не хочется. Хотя уверен, прочитай я это в переводе с западного языка на русский, так тут же бы вскипел: «Ах, какой он наглец, да как он смел!?». А тут чего-то не хочется. Потому что злости в Алонсо нет. Есть юмор, наверное, тонкий и абсолютно беззлобный. И что-то еще, чего нет у Джанкарло.

К моменту начала пресс-конференции в пресс-центре Большой спортивной арены Лужников собралось какое-то невероятное количество журналистов. Скажу, что на мировой вроде бы как презентации Jordan весной этого года прессы с учетом того, что приехали люди из-за рубежа, к примеру, хорошо известный российским зрителям Кай Эбель с RTL, прессы было все равно меньше. А тут вроде бы обычное PR-мероприятие, посвященное даже не презентации новых сигарет, а всего лишь презентации новой упаковки сигарет старых, и такой интерес. И что заставило в выходной день всех этих людей бросить домашние дела и потащиться в лужниковский пресс-центр – не понимаю! Ну я-то обещал вам рассказать, что там и как, поэтому и поперся….

Прессуху вел Борис Мурадов. Молодое поколение, наверное, его уже не помнит. А вот те, кто читал в свое время умерший, к моему великому сожалению, журнал Формула-1, тот должен был помнить, что Борис Мурадов был там заместителем главного редактора, пионером российской формульной журналистики, писал статьи, профессионализм которых, полагаю, до сих не превзойден нынешними жизнеописателями формулы-1.

Все познается в сравнении. Познался в сравнении с Поповым и Мурадов. Познался в лучшую сторону. Попов. Если не помните, вел пресс-конференцию на презентации Midland-Jordana. Мурадов задавал действительно интересные вопросы, задать которые Алексей Попов наверное все-таки не способен. Хотя самый интересный вопрос задал журнал F1-Racing. За это им плюсик в этом месяце из числа тех плюсиков, которые они сами присваивают своим номинантам. Но получили они на свой интересный вопрос самый скучный за всю пресс-конференцию ответ. За это им минус, без суффикса «-ик».

Первый вопрос был забавным. Мурадов спросил Алонсу, как он будет сигнализировать пальцамин число своих побед, когда оно перевалит через десять – ведь это возможно еще в этом году, если выиграть все 5 оставшихся гонок. Алонсо, как-то с одной стороны скромно, а с другой  – с присущим ему юмором, ответил, что выиграть оставшиеся гонки – это только в мечтах, но если такое случится, то для показа числа выигранных гонок он будет использовать не только пальцы рук, но и пальцы ног. Не знаю как кому, а мне захотелось посмотреть на это зрелище. 

Потом спросили про Москву. Алонсо ответил, что типа крутой город. Ему нравится, он тут второй раз и жаль, что всего два дня в этот приезд, а не 5, как в прошлый раз. Ну и пообещал подарить в воскресенье москвичам и россиянам «колени формулы-1». Это жег переводчик, который мне сразу напомнил автоматический переводчик компании «Промт». Честно говоря, я не знал, что они выпускают переводчиков-киборгов и переводчиков-андроидов.

Но Андроид был все равно лучше Алексея Попова, работающего переводчиком на презентации Midland, потому что прижимистый Шнайдер решил сэкономить на переводчиках.

Что-то я много о Шнайдере. Но раз начал, то придется еще. Потому что какой-то журналист, кажется из «Советского спорта», спросил, что думают о появлении заинтересованности к формуле-1 со стороны русского бизнеса и знают ли они русских пилотов. Опять упомянули Шнайдера как образец позитивного русского бизнесмена, который спас Jordan, находившийся в сложном материальном положении и откинувшим бы коньки (или что там формульные команды должны откидывать при смерти) без оздоровительной финансовой инъекции товарища Шнайдера. А вот русских пилотов никто из пилотов не вспомнил. Действительно, сложно вспомнить то, чего на самом деле не бывает. Правда, Физика, кажется, вспомнил, что несколько лет назад в Ф-3000 гонялся русский пилот. (Это он наверное вспомнил Алексея Маслова, у меня, кстати, до сих пор на память лежит майка с презентации Arden Team Russia, какие времена были – Маслов и тест-пилот BAR Дэррен Мэннинг в одной команде! Где сейчас один и где другой? Ау? – прим. Montoya.RU)

Потом был вопрос, по какой методике отобрали участок трассы для воскресного выступления. Выяснилось, что есть в Renault 50 человек, которые ездят и выбирают участки, готовят эти показательные выступления и т.д. Но по каким критериям они это оценивают – фиг знает. Секрет, наверное. Шутка.

Потом пошли вопросы начинающих журналистов из цикла «что для вас формула-1, какие ваши творческие планы»? На что был дан бразильско-сериальный гламурно-слезливый от счастья ответ обоих пилотов, что они с детства мечтали гоняться в формуле-1 еще с тех пор, когда сидючи с папкой в трехлетнем возрасте смотрели гонки, а сейчас весьма рады, что их мечта сбылась и они входят в 20-ку лучших пилотов формулы-1.

Где-то тут и вылез Александр Кабановский из Эфванрейсинга и задал свой вопросик: типа в Турции мы видели примет КТ в исполнении Renault, расскажите как нам об этом поподробнее и какую тактику (видимо, опять с намеком на КТ – прим. Montoya.RU) вы будете использовать в оставшихся гонках сезона. Ответ был кажется запрограммированным. Алонсо взял ход конференции в свои руки и как старший товарищ четко ответил – никакой командной тактики нет, решения, необходимые для победы, команда принимает, исходя из текущего момента… Да и вообще: машины были легкие, надо было обгонять Райкконена и бла-бла-бла….

Потом был ряд каких-то тягомотных вопросов-ответов про то, что сейчас надо беречь резину, а в следующем году будет V8 2.4. И только в самом конце пресс-конференции какая-то симпатичная блондинка спросила Алонсо, а какие есть сильные и слабые стороны у Кими Райкконена. Алонсо улыбнулся и ответил: «У него самый быстрый болид – это его сильная сторона. Слабая сторона – этот болид иногда ломается, что хорошо для нас, для Renault».

В целом, Алонсо действительно производил человека уверенного в себе, без пяти минут чемпиона, но при этом скромного, не заносчивого, такого настоящего чемпиона. А вот этого стержня в Джанкарло Физикелле (помните первый абзац?), как мне показалось, не было, эдакого чемпионского стержня…

Потом пресс-конференция закончилась. На улице на небольшом постаменте стоял свосем не выставочный образец Renault. Со спущенным задним правым колесом от Michelin… У Williams они это колесо одолжили что ли?

Продолжение следует…

© BlackPR Corp. Текст написан для Вас, дорогие читатели. Поэтому можете его незаконно копировать, использовать по своему усмотрению и делать с ним все, что пожелаете!