ГП США. Хуан Пабло Монтойя на пресс-конференции

Было совершенно очевидно, что по прибытии в Индианаполис у большинства журналистов самая актуальная тема – это разбор полетов на Гран-при Канады. Никто уже не помнит, кто там победил – важнее то, что там намудрили в команде McLaren во время выезда машины безопасности.

– Хуан Пабло, воспоминания об Индианаполисе, это хорошее место для тебя?
– Да, это замечательная трасса, и она несколько отличается от других, к тому же есть серьезные отличия во внутренней секции в первом повороте, так что будет довольно интересно. Машина должна быть здесь действительно быстрой, так что подождем до этого момента.

– Я имею в виду, что выступление в Монреале было очень обнадеживающим.
– Да, Renault были также довольно сильны, и мы думали, что гонка будет сложной, но в конченом итоге, я думаю, все сложилось хорошо.

– Ага. Изложи нам свой взгляд на то, что в точности произошло, что-то вроде временной шкалы, когда точно выехала машина безопасности и все такое.
– Когда выехал пейс-кар, моя часть команды обсуждала, что делать, учитывая наш отрыв порядка 30-ти секунд. Они сказали, что придержат обе машины, чтобы поберечь, когда Renault сошли. В то же время выехала машина безопасности, и когда они заметили это, было слишком поздно.

– И дальше?
– Они должны были меня остановить, это обычное дело при выезде из боксов. Когда я выезжал, загорелся синий цвет, и я спросил по радио: «Должен я остановиться или нет?» Я не думаю, что они слышали меня, но был синий цвет. Я думаю, я воспринял это ошибочно, поскольку его быть не должно. И я решил выехать. Моя ошибка в данном случае, но, знаете, я полагал, что они накажут меня проездом по пит-лейн или что-то в этом роде, или попросят занять место в конце пелотона. Но они решили исключить меня из гонки. Думаю, это очень жестко, если честно, и несправедливо. Но так уж случилось.

– Ты оставил это позади?
– Да, все это позади. Для меня это очень сложный сезон, и очень несчастливый. И позиция ФИА этому никак не помогает.

– Перед тем, как ты пришел в McLaren, Рон Деннис говорил, что знает, какие кнопки нажимать, чтобы заставить южноамериканских пилотов ускориться, заставить их работать. Ты можешь объяснить, какие у вас отношения с Роном, как он мотивирует тебя и заставляет вещи работать, особенно с учетом твоих проблем в последних гонках?
– Думаю, команда очень поддерживает, хотя последние гонки были неудачными. Первые две гонки после возвращения, особенно первая, были очень трудными для меня, было тяжело управлять машиной с болью в спине. В Монако было примерно то же самое. В следующей гонке все было нормально, была определенная надежда, но я был выбит другой машиной – там не было моей ошибки, и я ничего не мог сделать. Ну и последнюю гонку вы знаете.
Это было сплошное разочарование. Рон, и я думаю, не только Рон, но и вся команда на 100% поддержали меня и сделали жизнь немного легче. В прошлой гонке я доказал, что я могу это сделать. Ни я ни они слишком не волнуемся по этому поводу. Вопрос только в том, чтобы собрать все необходимое вместе. Что касается кнопок, то я не этого не вижу. Он замечательный человек и целенаправленный в отношении всего, а когда ты имеешь целенаправленные отношения, все начинает работать.

– Хуан, с твоим опытом гонок в Америке и желтыми флагами, ты довольно быстро понял, что это провал, когда они не позвали тебя немедленно?
– Да, на 100%.

– Но это было решение только команды, и мог бы ты отвергнуть…
– Нет, дело не в том, чтобы отвергнуть, нужно быть частью команды. Когда появилась машина безопасности, команда сказала об этом по радио. У них было 200-300 метров для того, чтобы зазвать меня. Проблема в том, что оба моих парня говорили между собой в тот момент, когда появился пейс-кар. Они пытались решить, какой должна быть скорость, поскольку у нас было достаточно преимущества для победы в гонке. И даже если бы машины безопасности не было, мы бы отрывались на секунду на круге, и они пытались заставить обе машины делать одно и то же. Так что они обсуждали связанные с этим данные, когда появился пейс-кар. Когда команда сообщила им по радио, они сами говорили в это время, поэтому просто не слышали. Так что ничего такого – они сделали такую же ошибку, как и я чуть раньше. Теперь нужно просто сложить все вместе. Это неудачно, но что есть, то есть. Я думаю, многие думают (и я слышал это мнение), что они пытались благоприятствовать Кими, чтобы он победил. Это звучит совершенно глупо, и я бы оказался всего в девяти очках позади Кими. И одна из целей – выиграть Кубок Конструкторов. И мои 0 очков, даже при Киминых 10-ти, вряд ли в этом помогут, правда?

– Когда это произошло, ты был очень близок к победе…
– Не впервой уже.

– Ты кричал в шлеме, орал по радио?
– Когда я гонялся в Америке, Ганасии проделал подобное дважды в Детройте, два года подряд, и я выиграл обе эти гонки. Он делал и кое-что еще, когда появлялись желтые флаги. Это не важно, знаете. Так случилось. Я на самом деле не волнуюсь по поводу того, что я не победил в гонке, это не важно и ничего не меняет. Сошел ли в гонке или что-то еще. Но после этого, знаете, самое важное для меня – это то, что я пытался вести машину быстро. Знаете, у меня был хороший темп в гонке, но я не мог вытянуть скорость в квалификации, я не мог извлечь из машины максимум, и здесь это получилось. Мы проделали много работы, пошли по пути, отличному от Кими, и это сработало.

– Сможешь ли ты когда-нибудь принять какие-нибудь непорядочные намеки от твоей команды?
– Что?

– Сможешь ли ты когда-нибудь принять какие-нибудь непорядочные намеки от твоей команды?
– А что вы называете непорядочными намеками? Спрашивайте прямо, я не волнуюсь по этому поводу.

– Если они попросят тебя подвинуться.
– Если математически мне уже не хватит очков, да, такое возможно – это случай работы с командой, а не против команды. Но до тех пор, пока это произойдет, я думаю, у нас впереди еще несколько гонок. Я думаю, у меня хватает скорости, чтобы сократить отрыв от Фернандо и Кими, так что я не сильно парюсь по этому поводу, если честно. Я не знаю, в прессе я читал предположения что Кими дают пройти, когда я был в одиннадцати очках позади. Я подумал, что он тупой, на самом деле, этот парень, который написал про это. Но они могут писать все что угодно, меня это не сильно заботит.

– Хуан, ситуация, в которой ты оказался в последней гонке… Очевидная вещь для команды – это зазвать вас обоих, чтобы один подождал, пока обслужат другого.
– Они так и собирались сделать, таков был план.

– Ты думал о том, чтобы все-таки заехать на пит-лейн, или ответом было «нет-нет»?
– Если команда не готова принять тебя, думаю, следует работать с командой. Верно и обратное, и это они должны были позвать меня, и они опоздали – а что бы было, если бы произошло наоборот? Что, если бы я заехал на пит-лейн, и они спросили бы «А ты чего здесь делаешь?» Знаете, нужно быть частью команды, и если не доверяешь команде, ты не должен выступать за эту команду, или не должен делать подобных вещей. Люди забывают, что это командный спорт, а не только спорт гонщиков. Мы единственные, кого видят на экранах, но здесь работает больше ста человек, а на базе более пятисот человек делают то же самое. Так что если ты не являешься частью команды, лучше в это и не влезать.

– Ты можешь прояснить еще раз, что будет, если Рон по радио скажет «Пропусти Кими к титулу»?
– Не думаю, что он бы это сделал, поскольку нам не разрешено это делать, не так ли? Полагаю, что правила запрещают командные приказы. Думаю, если бы такое случилось, это было бы моим решением, а не Рона, помочь команде. Знаете, я довольно четко представляю себе, что нужно делать. И ясно другое, что у меня все еще есть шанс на победу в чемпионате. Но будем реалистами – даже при наличии шанса нужно понимать, когда этот шанс будет упущен. Я думаю, и в команде это знают. Если в этом году мне придется помогать Кими, это не означает конец сезона, поскольку была травма, были неудачи. Я думаю, нужно быть командным игроком в каждом аспекте. Если в этом году нужно будет помочь Кими, значит так тому и быть. Но это не будет командный приказ.

– Но ты решил здесь и сейчас, что командных приказов не будет?
– Я полагаю, что, поскольку командных приказов нет, это могло бы быть только мое решение, ни в коем случае не команды.

– Хуан Пабло, ты сказал, объяснил, что были проблемы с коммуникацией в Канаде. Аналогичная ситуация была в Маньи-Кру в 2003 г. с Williams.
– Нет, это совсем другое, никакого сравнения. Совсем разные ситуации. И знаете, я полагаю, что если бы на месте Рона оказался Фрэнк или Патрик, они бы не сделали того, что сделал Рон. Он подходил ко мне в ходе гонки, когда я сошел, и он пришел вечером в гостиницу чтобы извиниться за то, что произошло. Не думаю, что такое можно увидеть в Williams. Так что я уверен, что команда поддерживает меня на 100%.