Интервью с Хуаном Пабло Монтойей

Как себя чувствуешь, когда видишь свой болид Формулы-1 под управлением другого? Именно с такой ситуацией столкнулся Хуан Пабло Монтойя после того, как получил травму в марте, и был вынужден смотреть Гран-при Бахрейна и Сан-Марино по телевизору.

Однако в Барселоне Монтойя вернулся, и выглядел расслабленным и уверенным как обычно, даже после тяжелой аварии в пятницу. Он частично преодолел последствия своего старта самым первым в квалификации и затем провел насыщенную событиями гонку (включая разворот на 360 градусов), финишировав в очках.

Каким образом ему удается справляться с такими волнениями и тревогами в жизни вне трассы? Именно этот вопрос мы и задаем ему. «Если не учитывать того, что травма не является приятным моментом, у меня было время вновь оценить ситуацию, в которой я нахожусь», – философски замечает Монтойя.

Однако с личной точки зрения, лучшего времени для травмы было не найти. Пока он поправлялся, его жена Конни родила их первенца. «Самое лучшее – это то, что мой сын Себастьян смог познакомиться со своим отцом – это был мой самый ценный опыт. Обычно программа тестов начала сезона настолько требовательна, что личной жизни уделяется очень мало времени, поэтом я действительно наслаждался быть вместе с сыном в первые недели его жизни».

Даже так, гонки для Монтойи – его жизнь, поэтому должно быть довольно странно смотреть гонки по телевидению, зная, что ты должен быть там? «Я настолько давно в этом бизнесе, что уже привык к мысли о том, что всегда может что-то произойти, и ты свалишься вниз – так что это было не такой уж сенсацией», – спокойно отвечает Хуан Пабло.

Сейчас Кими Райкконен кажется основной угрозой в чемпионате для Фернандо Алонсо, вынужденное отсутствие в двух гонках, положило ли концом его надеждам на титул, и насколько это болезненно? «Нет, поскольку за это время машина получила несколько впечатляющих улучшений, поэтому я знаю, что мы на верном пути. И все еще впереди», – настаивает Монтойя.

Конечно, Монтойя с нетерпением ждал возвращения в кокпит, однако в пятницу его болид был не в лучшей форме. Не боялся ли он, что то же самое будет и с ним? «Нет, это был обычная авария, которая никак не повлияла на меня. Очевидно, что я – гонщик, и принадлежу этому миру», – отвечает Хуан.

Но насколько уровень этой принадлежности к бесспорно опасному спорту уменьшился, когда он стал отцом? Изменило ли его подход к гонкам возросшее бремя ответственности? «Ни в коей мере, – отвечает Монтойя. – Если бы это случилось, мне, наверное, нужно было бы сменить работу!» Будем надеяться, что этого не произойдет. 

© Formula-1.com