Один всегда был против. *

Как-то раз в Монако собрался профком Ассоциации Водителей Гран-При (АВГП). Председательствовал на этот раз Ник Хайдфельд – после «дела Шумахера» остальные водители единогласно (девятнадцать против одного) избрали его своим неформальным лидером.

– Открываем заседание профкома, – откашлявшись, произнес Ник. – На повестке дня вопрос о переломах. Вопрос, что называется, встал ребром. 

Хайдфельд грозно посмотрел на Марка Уэббера, который сразу съежился и стал оттого совершенно незаметен.

– Слушается дело о переломах. Монтойя Иван Павлович, 1975 года рождения, Колумбия, русский. Перелом лопатки. Причина – невоздержание при игре в теннис…

–  Ерунда это, – убежденно выкрикнул с места Рубенс Баррикелло. – Все знают, что лопатку Хуан сломал не во время игры в теннис, а грохнувшись с мотоцикла…

–  В гонке «24 часа Сепанга», после Гран-при, – поддержал соотечественника Фелипе Масса.

–  Нет, лопатку Хуану сломали антиглобалисты, – возразил так же с места Фернандо Алонсо. 
– Они и мне хотели чего-нибудь сломать, но я наложил на них заклятие неиспользования своего имени, и они отстали, – пояснил Фернандо и вернулся к вырисовыванию «единички» на своей бейсболке.

–  Далее по убывающей, – продолжил Хайдфельд. – Уэббер, Марк… гм… просто Марк, 1976 года рождения, Австралия, абориген. Перелом ребра. Причина – неудобная конструкция кокпита ФУ-27… 

… Ник незаметно ощупал свои ребра.

– Шумахер Ральф Ральфыч…
– Рольфыч…- раздался голос с заднего ряда.
– Рольфыч, – согласился Ник. – Гм, трещины позвоночника и усыхание мозга. Еще один Ральф… отсутствует… Михаэль! – неожиданно воскликнул Ник. 
–  Я! – вскочил семикратный чемпион мира.
–  Ну-ка расскажи, что с тобой тогда случилось, в Сильверстоуне.
–  Я чуть не умер, – грустно сообщил Михаэль.
–  Это было, когда я ступал по стопам своего брата, – раздался голос с заднего ряда.

Председательствующий Ник Хайдфельд с удивлением посмотрел на говорившего.

–  Ты считаешь, что все это связано с этим шагом?
–  Ну, кончено, тут и журналисты могли…
–  То есть, в этом мог быть замешан Михаэль? – продолжал настаивать Хайдфельд.
–  Ну типа, в общем-то…
–  Ясно. Ставим вопрос на голосование. Кто за то, чтобы признать Шумахера Михаэля Рольфовича, Германия, – укоризненно глянул на коллегу Ник, – швейцарца, виновным во всех этих чудовищных травмах?

Одна за другой в воздух поднялись восемнадцать рук. Сам Хайдфельд поднял девятнадцатую. Михаэль, так и не опустившийся на свое место, склонил голову и тихо, но внятно произнес:

–  Я приношу свои извинения.

–  Вот и славненько, – довольно произнес Ник Хайдфельд, аккуратно закрывая картонную папку и завязывая ее голубыми тесемочками. – На этом заседание профкома закончено. Все свободны. А в следующий раз мы заслушаем экспертов о травмоопасности пребывания в состоянии алкогольного опьянения….

Потянувшийся было к выходу пелотон остановился.

–  И падении с яхт! – многозначительно поднял палец Ник.

* Все персонажи и события вымышленные. Любые совпадения с реальными событиями и персонажами являются абсолютно случайными. 
© F1 Underground.
Подделка и незаконное использование материала разрешается исключительно в корыстных целях. Законное копирование преследуется незаконно.