ГП Германии. Пресс-конференция Хуана Пабло Монтойи

Накануне Гран-при Германии Хуан Пабло Монтойя был приглашен на пресс-конференцию ФИА, который в очередной раз сменила свой формат. Вместо «дуэлей» теперь на растерзание журналистам отдается один гонщик, который и рассказывает о своем видении проблем – своих, команды, Форумлы-1…

— Хуан Пабло, вы победитель прошлого года. Происходят ли улучшения в последних гонках?
— Да, думаю, последние несколько гонок вернули нас на правильный путь. На болиде появилось много новых элементов, и это приятно видеть, но я считаю, что до реальной конкурентоспособности еще долгий путь.

— В Маньи-Кур у вас впервые был новый аэродинамический пакет. Постоянное развитие и тесты помогли его понять?
— Думаю, многие аэродинамические элементы уже на своих местах. Это, на самом деле, не меняет отношения к управлению машиной. Но в Сильверстоуне у нас было много новых элементов, и это сработало. Это нормально. Сейчас у нас вновь новые элементы, и я считаю, что мы вошли в нормальный режим развития от гонки к гонке, и это приятно видеть. Думаю, что первые шесть месяцев мы были настолько позади, что дорого заплатили за это.

— По поводу инцидентов в Канаде и Америке – насколько они повлияли на твою мотивацию?
— На самом деле, нисколько! И не думаю, что они должны были повлиять. Речь не о мотивации. Думаю, что если случается нечто подобное, из-за таких ошибок, это хорошо – потому что это мобилизует огромное количество людей, и среди них, возможно, тех, кто допустил эти ошибки, к тому, чтобы уделить больше внимания своей работе. Кстати, кроме меня пострадала команда, потеряв очки, но если абстрагироваться от этого, полагаю, это было даже хорошо.

— То есть были положительные моменты?
— В итоге, я считаю, были положительные моменты. Я думаю, что когда такое случается, нужно найти положительные стороны и попытаться извлечь урок из ошибок. Считаю, что команда извлекла урок, и поэтому считаю, это было правильно.

— Как насчет того, что у вас новый напарник – насколько это влияет на тебя?
— Ну, это довольно странно – работать с новым человеком на каждой следующей гонке, но так бывает. Для других членов команды это сложнее, чем для меня. Для гоночного инженера это сложнее, чем для меня. Я делаю максимум возможного на каждой гонке с теми людьми, которые работают со мной, вот и все.

— Ожидаешь ли ты от него помощи, или надеешься эту помощь оказать, и насколько ты можешь помочь ему?
— Если он попросит, я помогу. Что касается Марка, я старался помочь ему немного, потому что он просил об этом. Если Антонио попросит, я помогу.

— И ты также ждешь помощи от него?
— Да, если будет проблема, и он будет двигаться в более правильном направлении, обязательно.

— Как здесь выглядит Michelin? Улучшились ли покрышки по твоим ощущениям?
— Последние тесты прошли довольно хорошо, поэтому полагаю, что в этих условиях (по части погоды не таких экстремальных, как в Хересе) они должны быть хороши.

— Значит ли это, что, как и заявляют в Michelin, покрышки будут в порядке?
— Да, в прошлом году здесь была очень хорошая гонка в части покрышек – вы знаете, мы были в милях впереди всех остальных. И есть луч надежды, что мы сможем выступить неплохо.

— Ты сказал о том, что впереди еще долгий путь, смогут ли покрышки компенсировать отставание?
— Да, и это касается всех топ-команд Michelin – McLaren, Williams, Renault и BAR – я думаю, все они очень близки. Одна гонка подходит кому-то больше, чем другим, которым приходится действительно тяжело. В одной гонке ты можешь быть вторым, а на следующей – восьмым! Это тяжело.

— Каковы твои амбиции на остаток сезона?
— Вы же знаете – давить изо всех сил, пытаться набрать столько очков, сколько возможно. Было бы здорово собрать несколько подиумов и, если получиться победить, это было бы здорово.

— Из-за того, что квалификация в этом году проходит нормально?
— Да, в прошлом году квалификация была одной из моих слабых сторон, и в этом году я в этом плане улучшил результаты. Еще остаются моменты для улучшения, но в последних гонках, так как они сложились, очень важно было финишировать в очках. Нельзя быть расслабленным, как в начале сезона. Нужно постоянно убеждаться, что ты в форме.

— Думаешь ли ты, что, судя по последним гонкам, кто-то приблизился к Ferrari?
— Да, я думаю, все немного сократили отставание, но…

— Ты полагаешь, что разрыв все еще слишком велик?
— Да, так и есть. Я думаю, что это зависит от гонки. В некоторых из них разрыв огромен, в некоторых чуть меньше. Эта гонка может стать одной из тех, в которых разрыв не так велик.

Вопросы из зала

— (Дэн Кнутсон – National Speedsport News) Хуан, ты говорил о покрышках, но как весь пакет будет работать здесь?
— Сложно сказать. Надеюсь, что будет работать хорошо, надеюсь, мы выступим хорошо. Было бы здорово, если бы мы смогли подняться на подиум, и было бы нечто, если бы мы смогли победить. Прошел год с тех пор, как мы выигрывали гонку, поэтому было бы замечательно увидеть, что машина ведет себя здесь хорошо.

— Не думаешь ли ты, что Марк Жене упустил замечательный шанс, не набрав очков в последних двух гонках?
— Думаю, ему не повезло. Он сделал несколько ошибок в последней гонке в квалификации, и оказался в трафике в течение всей гонки, и потерял все возможности, которые у него были, поскольку весь уик-энд он был очень быстр.

— (Питер Уиндзор) – Возможно, это оптическая иллюзия, но несколько лет назад в Формуле-1 при появлении машины безопасности, и при рестарте мы видели несколько обгоняющих маневров. В последних нескольких гонках, когда уходила машина безопасности, было невыносимо скучно, машины были далеко друг от друга, и ничего не происходило, кроме маневра Михаэля в Индии. Первое – это иллюзия, или реальность, и если это реальность, связано ли это с потерей третьего элемента заднего антикрыла, из-за чего машины стали менее управляемы в траффике?
— Думаю, болиды всегда плохо вели себя в траффике. Знаете, мне в последней гонке было очень обидно, поскольку я потерял примерно 100 метров с Хайдфельдом. Он прошел последний поворот и сбросил темп. Он едва не позволил мне обойти его в первом повороте, поскольку я не думал, что он сбросит темп, в то время как я был практически готов, и он сбросил темп в последний момент. Поэтому из-за Хайдфельда я потерял примерно 100 метров по отношению к Батону, и вот этот момент можно пересмотреть – то, каким образом круговые должны действовать в трафике. То же самое в отношении Михаэля, которому досталось из-за столкновения со мной в Монако. И если бы этого не случилось, был еще вопрос, кто победит – он или Трулли, и это плохо.

— Но ситуация хуже, чем несколько лет назад?
— Нет, я думаю, что все так же. Иногда ты можешь обогнать – знаете, это зависит от машины, если машина быстра. Если ты на медленной машине, можно сделать немногое.

— Ты выиграл здесь в прошлом году, все ли победы для тебя равнозначны, или это зависит от того, как ты побеждал в некоторых…
— Это было замечательно, поскольку это был Гран-при Германии, родина Шумахеров и трасса BMW, с любой точки зрения было здорово. И это была не победа в борьбе – это была победа далеко впереди остальных, поэтому было здорово. Каждая победа – это букет приятных впечатлений.

— Все знают, что в следующем году ты будешь пилотировать за другую команду. Возможно с определенной точки зрения будут моменты, когда ты не сможешь быть так задействован в процесс развития Williams, и во все, что происходит в команде – не так, как раньше. Ты достиг этой точки, и, если нет, когда этот момент может наступить.
— Тесты в определенной мере ограничены, они стараются посадить за руль кого-то другого, но вопрос не в этом. Я доволен тем, как идут дела – у меня есть свободное время, все в порядке. В следующий раз я буду на тестах в Монце, вот и все. Я трижды участвовал в тестах в ходе сезона, но меня это особенно не заботит. До тех пор, пока у меня такая же машина, как и у напарника, я доволен.

— (Питер Уиндзор) Знаешь ли ты, например, на что будет похож Williams следующего года? Знаешь ли ты примерный расклад, или они стараются скрыть эту информацию от тебя?
— Наверно, пытаются, точно пытаются!

— (Дэн Кнутсон) Михаэль выигрывает раз за разом за разом за разом, и не только в этом году, а последние года четыре или что-то вроде того, плохо это или хорошо для Формулы-1?
— Это зависит от того, как подает это пресса. Если подается хорошая перспектива, это хорошо для Формулы-1, если же подается плохая перспектива, это плохо для Формулы-1. Это, ребята, вопрос к вам, а не к нам. Думаю, что Ferrari проделали очень хорошую работу в последние несколько лет, мы были близки к тому, что победить их, но они всегда выходят наверх. И я думаю, что как пресса это подает, так люди ситуацию и воспринимают. Люди видят то, что вы пишете. Если вы пишете, что Формула-1 скучна, значит Формула-1 это плохо, и все вам это скажут. Если вы скажете, что это здорово, что Михаэль выигрывает и устанавливает новые стандарты в Формуле-1, они будут думать, что это здорово. Вот так я считаю.