Письмо нэмэцкому султану *

Патрик Хэд сидел в уютном кресле холла суперсовременной фабрики Williams, оборудованной музеем и конференц-залом, и тихо посапывал. Ему снился Эдди Ирвайн, уходящий от полицейской погони на красном почему-то «Ягуаре»… Он не слышал, как сзади подкатился на своем кресле Фрэнк Уильямс…

— Аля-баля-ба-ля-бамба! — закричал сэр Фрэнк в ухо своему партнеру. Патрик с диким воплем выпрыгнул из кресла, сразу приняв боевую боксерскую стойку. — Алло, гараж! — щелкнул пальцами Фрэнк. — Туточки я.

— Ты что, Фрэнк, — поворачиваясь на голос, на выдохе произнес Патрик, — я ведь мог тебя зашибить спросонья.

— Да ладно, я ведь тоже не без опасной бритвы тут езжу… Ну да ладно, успокойся, успокойся, пошутил. Ха-Ха звонил,.. — озабоченным тоном начал Уильямс.

— Ну как он там, в ДТМ-е?..

— Да хрен на него! Короче, Ральфи-бой свинью нам подложить решил. Гадости говорит разные, думает мы по-немецки не понимаем.

— Ну мы и так не понимаем, — развел руками Патрик.

— Но у нас есть деньги, чтобы все знали, что мы понимаем! — отрезал Фрэнк. — Словом, наговорил всякого какой-то газетенке, что жаль, что Хуан ушел и все такое. Напрашивается, однако.

— Слушай, ему что, спокойной жизни не хочется? Как бы первый номер в команде, зарплата в евро… Не считая черного нала… — размыслил вслух Патрик.

— Ну ты же знаешь эти его суицидальные наклонности — «Оставьте Хуана, оставьте Хуана!»

— Угу. Невменяемый тип.

— Надо опять письмо ему писать, — вздохнул сэр Фрэнк.

— Дык мы ж ему недавно писали!

— Год уже прошел, Пат, надо снова писать.

— Слушай, Фрэнк, может Сэмми напишет?

— Не, Сэму нельзя. Во-первых, напишет с австралийским акцентом — ну, знаешь, «Уважаааэмммый водитттэль! Мы замээтттилли, что вы нэ приддэрживаэтттэсь траэктооорррии…» Во-вторых, что-то было между им и Ральфом, имхо.

— ИМХО — хорошее слово, надо запомнить. А что было-то? Ясно что — механиком Сэм подрабатывал у Ральфи, пока мы его у желтолицего не переманили.

— Ага, вот оно что! То-то я подозревал неладное. Впрочем, забыли. Надо письмо писать.

— Фрэнк, ты бы записал все-таки. Про Сэма. А то опять забудешь.

— Про какого Сэма?

— Ладно, что там Ральфу писать будем?

— Смешной он все-таки, этот Ральфи-бой, — тихо захихикал сэр Фрэнк. — Я все вспоминаю, как на трассе никого нет, а он совершает обгоны один за другим.

— Гы. Своими глазами видел. А потом прибавку к жалованью требует.

— Да, жаловаться он любит… Прочитай, что написал.

— Ralf’s a funny guy.

— Хорошо. Ну и хватит, пожалуй. Да, и напиши, чтобы принес мне голову Очарованного Принца. Так, на всякий случай. Если не будет, пускай высылает голову Майкла, — зевая сказал Фрэнк. — Че получилось?

— Ralf must get Prince Charming’s head around limiting the damage if the car is not good.

— Ну и добавь там — спокойной ночи и прочее, согласно траффика.

— Good night for tyres, good night for chassis.

— Очень хорошо. Ну и что-нибудь из твоих инструкций.

— And if they haven’t selected right, or maybe the characteristic of the car isn’t optimum for that track, then the driver has to immediately switch into: ‘How can I do the least damage to my championship?’

— И про Хуана добавь.

— I guess Ralf’s not aggressive enough on those other occasions.

— Вот и славненько. Ну а теперь баиньки, Патрик.

— Спокойной ночи, Фрэнк.

Бесшумно, как и приехал, сэр Фрэнк отправился в опочивальню, а Патрик Хэд вновь погрузился в сон. Теперь ему снилось, как две змеи с лицами Клиена и Баумгартнера душата Лаокоона с лицом Майкла. «Какой приятный сон», — подумал Патрик и захрапел.

* © F1 Underground, подделка и незаконное использование материала разрешается исключительно в корыстных целях.