Крылатые фразы сезона-2003. Сентябрь

Бурти возвращается на помощь Ferrari; Таунсенд Белл дегустирует Ф1; Williams нанимает Асмера в качестве тест-пилота; Ferrari предупреждает, что они могут опротестовать результаты прошлых гонок в связи со скандалом вокруг шин; Вирдхайм дебютирует на Jordan в Монце; Китай и Бахрейн утверждены в календаре на 2004 год; Фирмана снимают с ГП Италии; Ральф выбывает с ГП Италии, его заменяет Жене; Шумахер завоевывает пятидесятую победу с Ferrari в Монце; Renault заменяет МакНиша на Монтеньи на 2004 год; Шумахер выигрывает ГП США; Хайдфельд подтверждает уход из Sauber.

«Есть мнение, что я мог бы преуспеть, продав добрую часть своего бизнеса автопроизводителю. Вскоре мне предстоит встретиться лицом к лицу с реальностью и решить, что будет лучшим выходом из положения. Я мог бы еще в 1997 году продать часть акций Хонде, но мне казалось, что я подведу много людей. Все же я открыт для переговоров с крупным автопроизводителем».

Эдди Джордан, глава Jordan

«FIA подчеркнула необходимость соблюдения правила, которое и так было очевидным: ширина пятна контакта шины с дорогой не должна превышать 27 сантиметров. Иначе бессмысленно устанавливать ограничение, не правда ли? Bridgestone следовал этому правилу, мы всегда придерживались этого ограничения. Мягко говоря, наши конкуренты пока не поняли этого правила».

Росс Браун, технический директор Ferrari

«Мы оцениваем настоящее и будущее Формулы-1. Мы не считаем себя узниками Королевских гонок, мы не обязаны гоняться любой ценой и при любых условиях. Пока мы намерены оставить все как было с 1950 года, когда начался первый Чемпионат Формулы-1. Но мы не обязаны держаться любой ценой».

Лука ди Монтедземоло, президент Ferrari

«FIA изменила порядок, и теперь они будут измерять передние шины и до, и после гонки. Нужно прояснить важный момент – шины Michelin никогда не нарушали регламент».

Сэм Майкл, главный механик Williams

«Что бы, по-вашему, произошло, если бы шины Bridgestone на болидах Ferrari были слишком широкими? Думаете, они бы молчали? Да они бы нас распяли. Они обвинили бы нас в мошенничестве. Наши оппоненты потребовали бы нашей дисквалификации на все гонки, в которых, по их данным, использовались незаконные шины».

Жан Тодт, глава Ferrari

«Ни от кого ни единого предложения, в том числе и от BAR. Официального решения в команде нет, это, конечно, не добавляет оптимизма, но это еще не конец. Думаю, что все зависит от того, кто победит, но Honda очень активно продвигает Сато».

Жак Вильнев, пилот BAR

«Мы все сказали ему (Вильневу), что нужно очень постараться, чтобы убедить нас, что он пилот, который нам нужен. Мы не пытаемся избавиться от него, но он должен осознавать, какая ответственность ложится на первого пилота топ-команды Ф1».

Дэвид Ричардс, глава BAR

«Формула-1 – это прежде всего спорт. Я никогда еще так много не работал. И если проблема в моем отношении, тогда никаким отношением не переубедить Дэвида».
Жак Вильнев, пилот BAR

«Им нужны машины, которые будут управлять машинами – с такими проще иметь дело, чем с гонщиком, у которого есть индивидуальность. Формула-1 ищет юных харизматичных гонщиков, и каждый раз они говорят о новом Сенне или новом Просте. Но посмотрите, что произойдет с этими юными дарованиями – они просто превратятся в роботов».

Жак Вильнев, пилот BAR

«Я вообще не думаю об уходе. Я пойму, что пора уходить, когда кто-то одержит надо мной безоговорочную победу».

Михаэль Шумахер, пилот Ferrari

«По-моему, основное давление приходится на (Шумахера)… Мы с Кими всего лишь дети в начале карьеры, старающиеся изо всех сил обойти Михаэля. Я не хочу сказать, что Михаэль уйдет в следующем году, но он здесь уже очень давно, и, думаю, он захочет уйти непобежденным».

Хуан Пабло Монтойя, пилот Williams