Первый в истории российский проект ”Москвич-F1”

Сейчас появилось много шума в кругах Формулы-1 по поводу промышленного шпионажа и воровства интеллектуальной собственности со стороны Ferrari. Интересно, что полиция совершает облавы на фабрики, допрашивает инженеров, но главный вопрос в том, удастся ли полиции предъявить какие-либо обвинения. Первые слухи появились в кругах Ф1 прошлой весной, так что можно предположить, насколько активно ведется дело – иначе мы бы уже видели хоть какие-то результаты.

Признаться, промышленный шпионаж в Ф1 не новость. Он появился вместе с рождением этого спорта, и, надо сказать, это одна из причин такого мощно развития индустрии автоспорта. Идеи разлетаются быстро, поэтому в этой индустрии – хочешь выжить, надо пошевеливаться.

В результате я решил провести расследование и попытаться найти регулярного поставщика bai krapao, тайского варианта базилика с фиолетовыми листочками и изысканным анисовым вкусом, который широко используется в тайской кухне. В конечном итоге, кое-что прояснив, я пустился в новые кулинарные эксперименты, на этот раз, с восточным привкусом. Первая попытка пришлась на тайский красный карри. Должен признать, это был хороший способ прогреться до мозга костей холодным ноябрьским вечером, надеюсь, следующий эксперимент обойдется без пожара в груди.

Когда не надо готовить или писать статьи, я с удовольствием устраиваюсь дома, и только воображению позволено разгуляться. А с появлением Интернета полет фантазии стал особенно легким, и вот однажды в укромных уголках Сети я напоролся на проект Москвич-Формула-1.

Наверное, вы думали, что стране Советов был не интересен такой яркий капиталистический спорт как гонки в классе Формула-1, но в период с 1960 по 1976 Россия гордилась своими собственными сериями Ф1. Машины были чудовищные, одноместные, приводимые в движение неслыханными марками двигателей; результаты первого сезона были следующими: первый – Валерий Шахвердов (Центральный Спортивный Клуб Армии), второй – Михаил Ковалев (тоже ЦСКА).

Говорят, что в семидесятые годы появились русские машины, способные конкурировать в Ф1, будь у них соответствующий двигатель. Возможно, это и так, учитывая какие чудовища появлялись в Ф1 в то время.

Однако проект Москвич Ф1 был секретным – и очень серьезным.

История эта началась с промышленного шпионажа, размах которого заставил бы плакать спецов из Ferrari. 1945 год. Войска Советской армии оккупируют Германию. В Рюссельхайме, недалеко от Франкфурта, они обнаруживают практически неповрежденный завод Opel. Линия была конвертирована для производства деталей для самолетов Luftwaffe, но среди прочего оборудования русские нашли целую довоенную производственную линию для Opel Kadett K38. Было решено, что она замечательно впишется в большой завод в Москве, и линию отправили на родину.

Такое эффектное промышленное воровство превратилось в Московский завод малолитражных автомобилей. Произнести это было не под силу даже русским, поэтому прижилось название МЗМА. В 1947 году началось производство автомобилей под названием «Москвич 400». Интересно, что «Москвич» был вылитым четырехдверным Kadett.

Автомобильный завод процветал, и некоторые инженеры «Москвича» начали искать, чем бы таким интересным им еще заняться, и в 1951 году Игорь Александрович Гладилин запустил исследовательскую программу по созданию малолитражной гоночной модели.

Его прототипы имели двигатель объемом 1300 кубиков, переделанный из москвичевского мотора, но в гонках он никогда так и не участвовал, все закончилось экспериментами и установлением нескольких скоростных рекордов.

Мир в начале шестидесятых был совершенно иным, между американцами и русскими шла холодная война. Например, в 1960 году русские сбили над своей территорией самолет-шпион U2, а в 1961 году опередили американцев и первыми полетели в космос. Напряженная ситуация была не только в политике, но и в технической отрасли, каждая сторона стремилась доказать миру, что именно она строит самые большие, самые совершенные и самые быстрые машины. Международная обстановка накалилась до предела в 1961 году, когда была построена Берлинская Стена, и в 1962 году, когда начался Кубинский кризис.

Россия точно знала, что Великобритания и Франция строят сверхзвуковой Concorde, и что Америка быстрее продвигается в космос и раньше русских полетит на Луну.

И в этой ситуации Советское правительство обратилось к экспериментам Гладилина с гоночной моделью «Москвича».

Правила Ф1 с 1961 года допускали малолитражные 1.5-литровые движки, и Гладилин получил распоряжение создать такой двигатель, который превосходил бы все, что может предложить Запад. Он и его инженеры построили пространственную конструкцию со стекловолоконным кузовом и даже воспользовались аэродинамической трубой, чтобы протестировать машину (что было неслыханно в то время). Возможно это случайность, но эту программу ускорили после того, как сместили Никиту Хрущева, и в 1964 году пост занял Леонид Брежнев.

К сожалению русских, не успели они подготовить двигатель, как в 1965 году FIA решила избавиться от 1.5-литровых движков и заменить их 3-литровыми. Это создало массу проблем для команд Ф1. Самым умным оказался Джек Брэбхэм, который взял устаревший алюминиевый двигатель Oldsmobile V8 и на его базе построил двигатель для Ф1 при финансовой поддержке компании Repco.

Русским повезло меньше. Холодная война пошла на спад, и Советское правительство решило, что правильнее вкладывать деньги в ракеты и космическую программу, а не в демонстрацию западу автомобильных мускулов СССР…

(c) Джо Сэуорд, Grandprix.com
(c) Перевод Montoya.Ru