Американская культура в боксах Формулы-1

Ни для кого не секрет, что, с тех пор как ГП США перенесли из Watkins Glen в 1980 году, мир смотрит на него как на долгоиграющую шутку. Для некоторых это шутка похлеще ГП Бахрейна. Гонка, которую мы наблюдали на Long Beach, все еще получает хвалебные отзывы, и то, что Тони Джордж героически продолжает делать в Индианаполисе… это подвиг. Индианаполис, возможно, единственный правильный шаг на пути к восстановлению традиции ГП США.

Из той же оперы, последним американским пилотом Ф1 стал Майкл Андретти в 1993 году. Это был ужасный сезон в McLaren-Ford, в течение которого Андретти всем своим видом показывал, что не хочет посвящать себя гонкам Формулы-1. Он прилетал к началу каждой гонки и сразу после нее улетал в Пенсильванию, даже не пытаясь наладить отношения со своей командой. Устраивало это одного Мику Хаккинена, который занял насиженное место Андретти, и, надо сказать, небезуспешно.

Майкл точно не смотрел, как его папа Марио получал чемпионский титул в команде Lotus в 1978 году.

Что же мешает Америке и американским гонщикам попасть на сцену Большого Цирка? Скажете, это скукотища, там никто никого не обгоняет? Напомню, что Ф1 – безусловный мировой лидер среди гонок с точки зрения зрительской аудитории. Каждый гонщик на свете знает это и мечтает сесть за руль набитого космическими технологиями болида и погоняться на лучших трассах мира.

Все это пришло мне в голову, когда я был на втором ежегодном конкурсе Red Bull Driver Search на трассе Эсторил в Португалии. Дэнни Салливан – редкий случай успешного американского гонщика, жаждущего учиться и совершенствоваться за пределами Америки. Он и стал победителем. С ним поговорил легендарный тележурналист Крис Икономаки и пять европейских судей, и вот что получилось:

1. Американские пилоты слишком сытые. Если честно, они слишком ленивы по европейским стандартам.

2. Американские пилоты ожидают больших заработков почти немедленно, тогда как европейские пилоты годами вкладывают деньги из любви к спорту и благодарны судьбе, если удается остаться при своих.

3. Американские пилоты не соглашаются жить и работать за пределами Америки, принимая чужую культуру и менталитет, с чем всегда приходится сталкиваться на чужбине.

4. Американские пилоты гоняются. Европейские пилоты пилотируют.

5. Американские пилоты хороши на прогретых и шинах с хорошим сцеплением, но беспомощны в квалификации переходной резине.

6. Американские пилоты, участвующие в гоночных сериях за пределами США, всегда обвиняют технику, команду и/или других гонщиков за все, что случается, вместо того чтобы заехать в боксы, найти неисправность и решить проблему.

Естественно, не все это характерно только для нас, но где выход? Вопрос не из легких. Неужели мы непоправимые домоседы, неспособные покинуть свое гнездышко, сесть за руль и вступить в настоящую борьбу в чужой стране? Уроды американцы? Некоторые так и говорят.

Решит ли проблему появление в Ф1 молодого американского гонщика? Привлечет ли это крупных американских спонсоров в Формулу-1? Приведет ли это, в конечном счете, снова к American Eagle?

Австрийский Red Bull делает все возможное, чтобы сохранить status quo. Звучит странно, но что с того? Если губернатор Шваценеггер приведет в порядок Калифорнию, почему бы Red Bull не сделать то же самое для Америки на трассе Гран-при?

(с) Мэтт Дэвис, США, AutoWeek

(с) перевод Montoya.Ru, Россия