Black Imola – 9 лет спустя

Об Айртоне трудно написать статью и уместить на нескольких страницах всю историю его жизни от рождения 21 марта 1960 года до трагической гибели 1 мая 1994 года. Именно гибели, а не смерти, ибо пока человека помнят, он не умер хотя бы в сердцах тех, кому был дорог и кто его продолжает любить.

У Сенны в жизни не было ничего не важного. Каждый сезон значил очень многое, и о каждом хочется рассказать. Но сейчас память постоянно уносит меня в далекий уже 1994 год, к началу очередного чемпионата мира. Ничем, казалось тогда, он не должен был отличаться от предыдущего.

Команда “Уильямс” вступала в него явным фаворитом. Годом раньше четвертое чемпионское звание получил Ален Прост и покинул гонки. Он оставил место лидера “Уильямса” своему давнему другу – сопернику Айртону Сенне. По прогнозам, бразилец должен был беспрепятственно выиграть, так же как и француз, свой четвертый чемпионский титул. Партнером Сенны по наследству стал Дэймон Хилл, проводящий лишь второй полноценный сезон. Помнится, в 93-м Хилл во многих гонках наравне сражался с Простом и несколько гонок выиграл. Но для равной борьбы в течение всего сезона у англичанина, сына двухкратного чемпиона мира Грэхэма Хилла, опыта не хватило. Накануне следующего сезона Хилл был уже более уверен в себе и во многих интервью заявлял, что он побьет Сенну.

“Уильямс” по инерции продолжали считать безоговорочным лидером. Однако, как потом выяснилось, это оказалось совсем не так. Классную машину подготовил “Бенеттон”. Располагал он и лидером команды, способным, как показали предыдущие чемпионаты, на многое. Это был тогда еще просто “солнечный мальчик” Михаэль Шумахер.

Произошли в межсезонье 93-94 гг. и ряд серьезных изменений в техническом регламенте – поставлена вне закона активная подвеска, отменена всякая электроника, управляющая автомобилем. Болид в результате этих изменений стал более жестким и тяжелым в управлении. Сенна говорил об этих изменениях как необдуманных: “Предстоит сезон со множеством аварий. Я даже рискнул бы сказать, что если ничего действительно серьезного не произойдет, мы будем счастливы”.

Первые последствия технических изменений сказались уже на предсезонных тестах. В конце января на тестах в Сильверстоуне в серьезную аварию попал партнер Шумахера по “Бенеттону” Юрки-Ярви Лехто. Повреждение шеи вынудило его пропустить начало сезона.

Первый Гран-При чемпионата состоялся на родине “Волшебника” в бразильском Сан-Паулу. “Первый старт сезона, да еще на родине, очень давит на меня, – говорил Айртон. – Сразу быть готовым на все сто трудно, каким бы гонщиком ты ни был. Да и соперники пока еще для нас в некотором роде тайна”.

Однако Гран-При Бразилии Айртон начал достаточно уверенно, выиграв квалификацию и в пятницу и в субботу. Лишь молодой Шумахер смог оказать реальную конкуренцию “Королю квалификаций”, но проиграл в результате три десятые секунды. Все остальные были далеко позади, а Деймон Хилл, занявший четвертое место на стартовом поле, отстал на 1,6 секунды.

На старте Сенна уверенно ушел вперед, а вот Шумахера блестящим маневром опередил Жан Алези из “Феррари”. Айртон ринулся в отрыв, пользуясь красивейшей дуэлью у него за спиной. “Феррари” явно сдерживала намного более быстрый “Бенеттнон”, но это продолжалось лишь два круга. Шумахер выиграл схватку у Алези и ринулся в погоню за Сенной. Лидерство бразильца в эти минуты не вызывало сомнения, однако рождало странную тревогу… Сенна, возглавлявший гонку, был какой-то “не сенновский”. Привыкший к борьбе с главным соперником всей своей жизна Аленом Простом, он явно не мог принять в качестве такового молодого немецкого гонщика.

К 20-му кругу разрыв между ними сократился уже до полусекунды и после одновременной дозаправки Шумахер покинул боксы впереди Сенны, возглавив гонку. Последние тридцать кругов гонки стали для Сенны настоящим кошмаром. Он делал все, что мог, блестяще проходил повороты на явно плохо управляемой машине, без потери времени обгонял отстающих на круг соперников. Он разделался сначала с Алези, а затем и с Хиллом, наглядно показав расстановку сил в “Уильямсе”. Но все тоже самое делал и Шумахер, постепенно отрываясь. Расстановку на трассе не изменила и вторая остановка в боксах.

За 19 кругов до финиша Сенна отставал от Шумахера на 5 секунд. Трехкратный чемпион мира выжимал из машины все, на что она была способна, но разрыв практически не сокращался. А за пятнадцать кругов до финиша он не удержал свой автомобиль в относительно несложном левом повороте и вылетел с трассы. Сенна не признавал никаких других мест в гонках, кроме первого, тем более у себя на родине. И тысячи болельщиков потянулись к выходу, в гонке больше не на кого было смотреть.

Только через два часа после победного финиша Шумахера Сенна решился выйти к журналистам. Таким его еще никто не видел. Шумахер же начал психологическую атаку: во всех интервью он говорил о силе “Уильямса” и мастерстве Сенны и лишь своем временном везении. У Айртона не оставалось выбора, он должен был подтверждать эти прогнозы на деле.

Сразу после ГП Бразилии на тестах “Феррари” попадает в аварию Жан Алези. И вновь кокпит автомобиля оказался не способен защитить гонщика. Множественные ушибы и повреждение шейных позвонков вынудили француза пропустить два следующих Гран-При. Волна аварий с серьезными последствиями для здоровья гонщиков накатывалась все сильнее. Остро встал вопрос о возрождении профсоюза пилотов Формулы-1, созданного в 70-е Джеки Стюартом.

Караван больших призов перебрался в другую часть света – Японию, где Сенна всегда был любимцем болельщиков. Однако на первых тренировках в четверг на трассе “Танака” Шумахер обставил Сенну почти на 1,3 секунды. Бразилец и его партнер по команде Деймон Хилл были явно подавлены. “Машина неустойчива на медленных виражах, и здесь “Бенеттон” явно сильнее. В этом у них большое преимущество. И пока я не вижу, что мы можем им противопоставить”, – сказал трехкратный чемпион мира. Спровоцированный Шумахером, в квалификации Сенна показал все, на что был способен, и вновь занял поул-позицию. Однако немец опять оказался рядом на первом ряду стартового поля, уступив менее четверти секунды. Кто-то из журналистов заметил: “Не стало ли традицией: Айртон выигрывает квалификацию, а Михаэль – гонку? “.

Старт, как это часто бывает, был полон неожиданностей и решил исход гонки. Сенна и Шумахер среагировали на зеленый сигнал светофора одновременно, но через десяток метров немец был уже впереди. Айртон на подходе к первому повороту начал притормаживать, чтобы пропустить Шумахера без риска столкновения, и в этот момент получил сзади удар от “Макларена” Хаккинена. Сенну развернуло и вынесло за пределы трассы, где буквально через мгновение в него воткнулась “Феррари” Николы Ларини, заменявшего Жана Алези.

С первых кругов было ясно, что составить конкуренцию немцу никто не сможет. После победного финиша Шумахер сказал: “Я знаю, что Айртон – единственный гонщик, который способен меня побить, а потому, когда он сошел, я понял – все будет легко. По-настоящему я работал только в начале гонки, а потом отдыхал и наслаждался”.

“Уильямс” – 6 очков из 32 возможных, Айртон Сенна – 0 из 20, Михаэль Шумахер – 20 из 20 возможных. Казалось бы рано унывать, закончились только две гонки из 16, и все еще можно повернуть вспять, но … Этого не чувствовалось. Плохо настраиваемый “Уильямс” и титанические усилия Айртона Шумахер играючи, с легкостью превращал в прах. Хуже всего, Сенна не чувствовал свою машину. Вот что сказал он однажды про взаимоотношения со своим автомобилем: “Я без конца улучшал собственное время, пока не понял, что составил одно целое с машиной. Вместе мы были на пределе. Я отдавал ей всего себя – и она отвечала мне тем же”. С “Уильямсом” этого не было.

А Шумахер продолжил нападение: “Я и сейчас уверен, что “Уильямс” – самая сильная команда на сегодняшний день. У них отличная техника, прекрасные пилоты, у них, наконец, преимущество в мощности, которое обязательно скажется уже в Имоле”. А Сенна уже начал сомневаться в себе: “С машиной еще нужно поработать, но мои шансы в Италии довольно высоки – это скоростная трасса, и, если я не могу выиграть за счет мастерства, попробую сделать это за счет мощности мотора “Рено”.

Похоже, злой дух витал над автодромом им. Энцо и Дино Феррари во время третьего этапа чемпионата мира.

В пятницу, 29 апреля, во время квалификационных заездов терпит аварию бразилец Рубенс Баррикелло. Его “Джордан” не вписался в поворот и, подлетев на поребрике, взмыл в воздух. Удар об уложенные вдоль отбойника покрышки оказался настолько сильным, что Рубенс потерял сознание. С множественными ушибами и переломом носа он очнулся только в госпитале “Маджиоре”. И первым, кого он увидел, открыв глаза, был Айртон. Он очень переживал из-за аварии своего соотечественника, и на этот раз, к счастью, все обошлось.

В субботу Сенна побил рекорд трассы, завоевав очередную 65-ю поул-позишн в своей карьере. Но она не имела уже никакого значения, поскольку автодром продолжил собирать свои жертвоприношения. В квалификации на выходе из поворота “Тамбурелло” у “Симтека” Роланда Ратценбергера начали отлетать детали заднего спойлера, в результате чего он потерял управление и ударился об отбойник. Гонщик погиб, причем если по официальной версии смерть наступила только через час в госпитале, то через некоторое время начали высказываться предположения, что австриец был мертв уже на месте аварии. А ведь в последнем случае по итальянским законам организаторы должны были немедленно закрыть трассу и отменить воскресную гонку для проведения расследования.

После аварии Роланда Сенна вместе с комиссарами объездил место аварии, чтобы понять, что, почему и как это произошло. Айртон взял на себя ответственность за всю Формулу-1. Накануне гонки они с Герхардом Бергером решили, что в Монте-Карло обязательно соберутся вместе с другими пилотами, чтобы создать организацию, которая защищала бы их безопасность, их интересы в гонках. Айртон должен был ее возглавить.

Воскресенье, 1 мая. Адриана Галистеу, невеста Айртона, которой в этот майский уик-энд в Имоле не было, потом скажет, что в утреннем телефонном разговоре Айртон дал понять, что на него очень подействовала авария Баррикелло и смерть Ратценбергера и что он не хотел выходить на старт. Но все-таки вышел. А за несколько минут до старта он как бы попрощался с Простом: “Привет моему другу Алену. Мне тебя не хватает. Раньше все давление мы делили пополам. Ты ушел, и все свалилось на меня. Это очень трудно вынести”.

Воскресная гонка началась с аварии. “Бенеттон” вернувшегося за руль после предсезонной аварии Лехто застрял на старте. Стартовавшие сзади гонщики его успешно объезжали, но Педро Лами слишком поздно заметил опасность. После столкновения колеса и обломки машин перелетели через ограждение и нанесли серьезные травмы нескольким комиссарам и зрителям. Пейс-кар на протяжении пяти кругов водил пелетон по трассе. После того, как стартовая прямая была очищена, гонка продолжилась.

Сенна легко выиграл старт у Шумахера. Но вскоре его “Уильямс” потерял управление в повороте “Тамбурелло” и врезался в бетонный отбойник, не огражденный барьером из шин. Казалось, удар был довольно легким, по касательной, и Айртон вот-вот должен отстегнуть ремни безопасности и выйти как ни в чем не бывало. Однако в эти мучительные минуты ожидания становилось все отчетливее ясно, что случилось что-то непоправимое. Медицинская бригада на месте аварии, а затем и в госпитале “Маджиоре” несколько раз запускали сердце великого чемпиона, но повреждения головы оказались необратимыми. Через четыре часа после аварии, по согласованию с семьей Сенны, было принято решение отключить аппараты, поддерживавшие видимость жизни в его теле. По всем информационным каналам мировых агентств прошли два слова “Сенна умер”.

Спустя две недели в Монте-Карло на стартовой прямой очередного Гран-При первое место на старте оставалось пустым. Это была 66-я поул-позишн великого бразильского волшебника.

Айртон Сенна жив. В наших сердцах…

copyright by AlexF1 (alex-formula1@yandex.ru)