Home / ads / Айртон глазами Рона Денниса. Переход

Айртон глазами Рона Денниса. Переход

Дело не в том, что его переход в Williams был труден или нет. Даже между друзьями – а мы были к этому времени друзьями больше, чем кто-либо другой – далеко не все и не всегда эмоции бывают положительными, знаете. И в то время я был несколько выбит из колеи тем фактом, что его финансовые требования в тот последний год были чрезмерными.

Предыдущие части Вступление Переговорщик Бразилец

Мы тесно работали вместе, чтобы поощрить спонсоров увеличить свои затраты, чтобы удовлетворить эти требования, но в том и предыдущем году он получал от компании достаточный объем наличных, и мы определенно испытывали нехватку средств для развития болида. В то время как развивавшийся параллельно Williams был сконцентрирован на машине, имея менее дорогих пилотов.

Поэтому какая-то часть меня – может быть, несправедливо – чувствовала, что «мы два года потратили на то, чтобы удовлетворить твои финансовые требования, отказываясь от развития команды, и ты садишься в машину, которая теряет инвестиции в твою пользу». Это был негативный мыслительный процесс; позитивный был тот, что я полностью сознавал, что он гонялся потому, что он хотел побеждать и он не хотел бы оказаться в ситуации, когда не смог бы победить.

В самом конце этого года – у нас был очень успешный сезон с хорошим темпом на машиной с двигателем Ford, мы выиграли пять гонок, и отчетливо помню, как мы были в Маньи-Кур, в каком-то захудалом замке. Мы разговаривали, и для меня было совершенно ясно, что он о чем-то сожалеет, поскольку испытывает смешанные чувства.

Я не помню слов; я могу воспроизвести слова, и никто бы не смог бы подтвердить из подлинность, но его послание было: «Я не очень комфортно себя ощущаю». И еще: «Я вернусь». Я не помню слов, но это было сказано совершенно ясно. Спустя какое-то время, когда нас поддерживали Peugeot – а он рассматривал поддержку любого производителя как ключевую составляющую – он сказал: «Если бы мы вместе участвовали в переговорах, я бы не ушел». Если не рассматривать конкурентоспособность той машины, если бы он знал, что есть заводская поддержка McLaren, я думаю, это могло бы его остановить.

Но я никогда не был агрессивен в этом отношении, не чувствую я этого и сейчас. Для меня это было бы легко… говорить о его периоде после McLaren в отрицательном ключе, но, как я сказал в начале, я считаю, что после решения оставить олдну команду и перейти в другую, о том периоде лучше говорить с той командой, а не со мной.

Но есть одна вещь, которую я считаю своей слабостью, это мое неумение общаться о чем-то кроме сиюминутных, неважных дел по телефону. Я всегда считал телефон (равно как офисные атс комментарий) очень неэмоциональным инструментом, но если честно, это то, в чем Фрэнк очень преуспел – длинные переговоры по телефону – и Фрэнк бы крайне убедителен при уговорах Сены о переходе в Williams. Но я не испытываю какую-либо вражду по этому поводу. У каждого есть сильные и слабые стороны, и это одна из сильных сторон Фрэнка – его способность быть очень убедительным по телефону. И конечно, с «кочующим» подходом к жизни Айртона это был плюс.

Его последняя гонка за нас, Гран-при Австралии 1993 г. – и не только она, две или три последних гонки – была, думаю, гонкой, когда он действительно изменил свое мнение и он был… вечером накануне, и вечером после гонки мы действительно говорили о том, можем ли мы попытаться освободить его от контракта, чтобы он мог остаться в McLaren. Потому что болид был очень хорош, и у него была огромная уверенность в способности McLaren обеспечить ему машину, на которой можно побеждать. И мы говорили об этом вечером накануне, и я думаю, его настрой на победу в гонке был своего рода прощальный подарок.

Думаю, что к концу вечера после гонки никто из нас не был особенно счастлив! Было много эмоций… но он был честным парнем, и у него были обязательства перед Williams, и когда он пересмотрел их, было уже слишком поздно. Не думаю, что могли сложиться обстоятельства, при которых он нарушил бы свое слово, потому что его слово было важнее, чем что либо, что он подписывал. И принял это, и у меня не было враждебности. После той исключительной работы, которую он проделал в последних гонках сезона, было трудно быть слишком разочарованным.

Продолжение следует. Если бы он был рядом.

Примечание: Перевод монолога Рона Денниса практически дословный, поэтому неизбежны некоторые стилистические ляпы, на которые просим не обращать внимания 😉

Check Also

Монтойя финиширует в TOP10 на Гран При Индианаполиса

На прошедшем в минувшую субботу Гран При Индианаполиса, Хуан-Пабло Монтойя финишировал на 10-м месте, отстав …