Home / Отверженные. Команда MasterCard Lola

Отверженные. Команда MasterCard Lola

Необходимое предисловие: Как-то, пробираясь по дружественным странам на скорых поездах и листая отечественный формульный журнал, я наткнулся на пару статей в двух номерах подряд, которые рассказывали о наименее выдающихся личностях истории Формулы-1. Естественно, источник этих данных был нарыт в инете. И служит он лишним напоминаем о том, что далеко не каждый может выдержать давление этих гонок.

Подготовка, подготовка и еще раз подготовка

Профессионализм и уровень подготовки в современной Формуле-1 значат больше, чем когда-либо раньше. И количество тестов, которые проводят команды — залог к будущим удачным выступлениям. Например, приход Toyota в «высшую лигу» был задуман в 2002 г., а двигатель был готов еще годом ранее. Шасси также прошло практически годичные тесты с Микой Сало и Алланом МакНишем. Они стали одними из первых, кто презентовал машину в начале сезона, и первые очки стали показателями серьезного уровня подготовки.

Когда команда Stewart решила прийти в Большие гонки в сезоне-97, они объявили
об этом еще в январе 1996 г, и к декабрю того же года за целых три месяца до первого старта, в том году, за полные три месяца до его первой гонки, состоялась презентация Stewart SF1. Таким образом, это дало команде время для того, чтобы отбраковать проблемы, которые возникали на разрабатывающемся болиде, и превратить его в достаточно конкурентоспособное гоночное орудие. Поэтому, несмотря на ненадежность двигателя Ford, болиды Stewart Рубенса Баррикелло и Яна Магнуссена достойно держались в середине в течение всего сезона. Конечно, из правила могут быть исключения, но опыт говорит о том, что подготовка — это все в Формуле-1.

Однако Stewart стала не единственной командой-дебютантом в Формуле-1 образца 1997 г. Но в то время как команда Сорвиголовы стала демонстрацией правильного способа ведения дел в этом бизнесе, попытка другого новичка стала назиданием о том, как не стоит входить в мир Гран-при. Причем рассматриваемая нами команда не была ничем другим, как попыткой Эрика Бродли вывести на трассу знаменитую марку Lola. На самом деле, проект хорошо выглядел только на бумаге, никакого практического опыта не было, и это был очевидно заведомо проигрышный вариант.

История взаимоотношений с Формулой-1

Lola была основана Бродли в 1958 г., и участвовала в Формуле-1 с 1960-ых, строя шасси для других команд. В 1962 г. было разработано шасси Lola 4 для команды Bowmaker Racing Team, и Джон Сертис в дебютной гонке завоевал поул, и в итоге дважды был вторым, один раз — четвертым и два раза пятым, в итоге оказавшись на четвертом месте с 19-ю очками. Затем шасси использовались командой Parnelli в 1963, впрочем без особого успеха — всего 6 очков. Кроме болидо Ф1, Lola строила шасси для гонок Ф2, в числе покупателей которых была и заводская команда BMW в конце 1960-х.

В 1974 и 1975 гг. команда Грэма Хилла Embassy Racing также использовала шасси Lola, которые тем временем доминировали в 70-х годах в гонка Ф5000. В 1983 г. Lola пришла в серию CART с командой Newman/Haas, и к 1988 г. стала основным поставщиком шасси. 1985 и 1986 гг. стали годами очередной попытки возвращения в Формулу-1, с Аланом Джонсом и Патриком Тэмбеем в Team Haas, после чего Lola строила шасси для команды Larrousse с 1987 по 1991 гг., отметившись третьим местом Агури Сузуки на Гран-при Японии 1990 г. Последним шасси Lola для другой команды стал ужасающий T93/30 для BMS Scuderia Italia в 1993 г. Однако мечтой Бродли всегда оставалось создание собственной команды Lola Grand Prix.

После того, как радикальное шасси образца 1994 г. так и не было построено, в 1995 г. получил огласку новый прототип Ф1 1995 г., который прошел некоторое количество тестов под управлением Аллана МакНиша. А когда Reynard нарушил монополию Lola в Ф3000 и CART, команда в Формуле-1 могла бы спасти марку и вернуть ей былую славу на международной автоспортивной арене. Дажe при том, что в 1996 г. Ф3000 сделала компании подарок, позволив Lola выиграть контракт на поставку шасси.

Казалось, что мечта станет реальностью, когда в 1996 г. Бродли заключил спонсорское соглашение с гигантом пластиково-карточной индустрии MasterCard, нацеливаясь на чемпионат 1998 г. И это выглядело здравым шагом, с поправкой на 35 миллиона от MasterCard — не самой большой суммой в Формуле-1, но достаточной для того, чтобы стартовать в Большом Цирке. Также был подписан контракт на поставку двигателей Ford Zetec-R V8. Хотя это были слегка устаревшие модели, использовавшиеся Sauber еще в 1995 г., по крайне мере это был достаточно надежный агрегат.

Сделка с MasterCard была объявлена «инновационной», и целью ее было использование скоростных качеств Lola для втягивания клиентов в программу кредитных карточек. Успех в гонках никогда не был для компании на первом месте, и это значило лишь то, что важнее были деньги, чем развитие команды. Ситуация еще больше усугубилась, когда в ноябре 1996 г. MasterCard неожиданно решил, что Lola должна принять участие в гонках уже в 1997 г… И это означала, что Lola должна оказаться в аду Формулы-1 уже через несколько месяцев. К тому времени, когда Stewart презентовали свой болид, в Lola только начинали проектировать свое шасси.

Россет и Соспири готовы к гонкам на выживание

T97/30 был достаточно быстро прорисован на базе Lola в Хантингтоне. Несмотря на спешку, Бродли был уверен, заявляя: «У нас есть опыт, обязательства и желание добиться успеха в Формуле-1. У нас есть данные из нашего композитного бюро, наши инженеры переключаются с обеих программ, а аэродинамическая труба в Крэнфилде для Indycar позволяет использовать ее и для Формулы-1. В основном мы работаем над облегчением компонентов, приводя их к потребностям Ф1. Мы отобрали лучшие идеи специалистов из различных областей, чтобы построить окончательное шасси.

Но несмотря на все заверения по поводу испытаний в аэродинамической трубе, прикол был в том, что T97/30 на самом деле никогда в этой трубе не был, потому что просто не хватило времени. При этом Бродли надеялся, что сможет побить Stewart: «Если мы их не побьем, то заслужим хорошего пинка под зад. С нашим опытом и ресурсами это не должно быть проблемой». Более того, отвечая на предположения, что машина не пройдет 107% порог в квалификации, Бродли сказал: «Правило 107% на самом деле предоставляет большой запас. если мы не сможем его преодолеть, мы не должны в этом участвовать».

Его слова вскоре и настигли его. Но перед этим был заключен контракт на поставку шин Bridgestone, а Винченцо Соспири и Рикардо Россет стали пилотами команды. В чемпионате Ф3000 1995 г. они были напарниками, и показали себя очень неплохо, заняв соответственно первое и второе места. Однако предзнаменования были для команды зловещими. Презентован T97/30 был только 20 февраля, и оставалось время только для вечеринки, но никак не для тестов, потому что уже пора было отправляться в Австралию, на первый раунд Чемпионата-97.

Однако те заезды. которые удалось провести, показали, что болиды невероятно, чудовищно медленные. Кроме того, в коробке передач крылись многочисленные проблема, а с аэродинамикой творилось вообще непонятно что. Болид не мог выработать ни аэродинамического, ни механического сцепления с трассой, в результате которого очередной виток проблем возникал на уровне резина, которая не могла прогреться до нормального рабочего состояния. Самое удивительное заключалось в том, что, по словам пилотов, машина имела избыточную прижимную силу на прямых, которая сильно снижала скорость, и в то же время в поворотах прижимной силы не хватало, и это также было причиной потери времени. Словом, T97/30 был основательно и безутешно испорчен, а нехватка испытаний в аэродинамической трубе делала болид чем-то похожим на шутку.

Никаких шансов на 107% и на будущий прогресс

Дизайн машин был сделан довольно удачно, и команда круглосуточно работала несколько дней перед уик-эндом для того, чтобы пилоты получили хоть немного практики. Но было сразу ясно, что попытки Lola будут абсолютно бесплодны. В пятницу оба пилоты испытывали проблемы с балансом, и при лучшем времени 1 минута 32 секунды, Россет показал лишь 1:41.166, а Соспири — 1:42.590. Было совершенно ясно, что нужно каким-то чудом найти еще несколько секунд, чтобы оставался шанс на квалификацию на следующий день. Однако никакого улучшения не произошло. В субботу утром, вместо того, чтобы ехать быстрее, обе машины поехали еще медленнее. Россет — 1:41.416, а Соспири — 1:44.286. В то время как остальные ехали куда быстрее. Жак Вильнев на Williams зафиксировал тогдашний рекорд для Альберт-Парка — 1:28.594, почти на 13 секунд быстрее, чем Россет, и на 16 секунд быстрее Соспири. Народ обсуждал, быстрее T97/30 болида Ф3000, или нет.

Все надежды рухнули, когда Вильнев исполнил один из лучших квалификационных кругов в современной истории со временем 1:29.369, почти на 1,7 секунды быстрее своего напарника Ха-Ха Френцена, тем самым обозначив границу 107% на отметке 1:35.625. Только 21 из 24-х участников смогли преодолеть этот рубеж — к пилотам Lola присоединился Педро Динис на Arrows. После унизительных просьб Тома Уокиншоу, Динису все-таки разрешили стартовать, в отличие от новичков из Lola. Соспири выжал максимум на уровне 1:40.972, в то время как Россет — всего 1:42.086. И ни в каких самых приятных снах команде Бродли не могли разрешить стартовать. Просто никто из его пилотов не мог найти ничего даже близко напоминающее сцепление с трассой — за весь уик-энд. Соспири сказал потом: «Это всегда было трудной задачей. Мы все пытались заставить машину работать, но нам нужно больше времени на трассе, чтобы найти баланс и сцепление». Грустен был и Россет: «Я знаю, что от нас ожидают большего в следующей гонке, и мне нужно показать фанам на родине, что мы прогрессируем, хоть и новички».

Усилия венчаются многомиллионным долгом, попытка остается в истории

И правда, новые детали и новые разработки были запланированы, в том числе и новый 10-цилиндровый двигатель собственной разработки, и Россет мог бы быть более оптимистичным после шоу в Австралии. Но следующей гонки не случилось. Оба пилота прибыли в Бразилию только для того, чтобы узнать из газет о том. что их команда разорена. В течение нескольких месяцев команда Lola Grand Prix наделала долгов в 6 миллионов фунтов, половину из которых была должна своему учредителю — Lola Cars. Рискованная спонсорская программа MasterCard и вовсе не помогла команде. Крах MasterCard Lola 1997 г. едва не положил конец вообще знаменитой марке Lola. Сама компания Lola Cars вскоре начала испытывать серьезные финансовые трудности, и была спасена только благодаря тому, что Мартин Биррэйн выкупил бизнес у Бродли. С тех пор начался некоторый подъем компании, она присутствует в CART и в Ф3000, и успешно работает над программой спорт-каров.

Однако Формула-1 отсутствует в списке достижений, и фарс 1997 г. служит лишним напоминанием того, насколько жестокими могут быть гонки на Большие Призы.

Результаты команды

N Гран-при, трасса 1 болид 2 болид

1997
Пилоты: Рикардо Россет, Винченцо Соспири
1

ГП Австралии, Мельбурн

DNQ

DNQ

DNQ — Do Not Qualified — не квалифицировался

Check Also

Прямая трансляция свободных заездов Indy500

На официальном канале серии Indycar в Youtube вы можете следить за всеми событиями (кроме гонки), …