Home / ads / Объектив.НО: Темное искусство продаж в Формуле-1

Объектив.НО: Темное искусство продаж в Формуле-1

На самом деле, о темном искусстве спонсорства среднему болельщику Формулы-1 не известно практически ничего. Тем более если этот болельщик живет в Ербогачене и никогда это Формулы в глаза не видел. Однако, как недавно было обнаружено, это самый что ни на есть непосредственный источник финансовых средств в автоспорте. И, разумеется, очень интересно узнать, где и как можно достать такое количество купюр. Слава Богу, журналисты известного сетевого издания Atlas F1 поймали человека, который кое-что знает о формуле денег.

А звать его Джим Райт – глава отделения маркетинга команды BMW WilliamsF1, 43-х лет от роду. Но уже в столь юном возрасте Джим считается одним из наиболее влиятельных людей в финансовом паддоке Формулы-1. В своей нынешней должности он отвечает за полный комплекс обслуживания клиентов, в подробности которого мы и попробуем углубиться. В конце концов, если вы возьмете любой пенни, положенный на карман условного Патрика Хэда, и проследите путь, по которому денежка дошла до своего теперешнего обладателя, в начале этого пути вы обнаружите старину Джима, который облапошивает очередного пациента. Но такова жизнь в диком мире Шумахеров и Браунов.

Надо сказать, что биография Джима глубоко типична. Родился он в одном из мегаполисов графства Сюррей – в Рейгете, и почти сразу его заинтересовали две вещи в жизни – гонки и деньги. Сейчас он, уже женатый человек, отец двух детей, уже не может остановиться. А начал он по традиции с бельгийцев. Причем, никто теперь уже не сможет доказать, что Джим когда-либо недолюбливал представителей это небольшой, но очень гордой нации, однако факт остается фактом – первым его клиентом был Тьери Тассан (сейчас бедняга вкалывает комментатором гонок на бельгийском телевидении). А потом был короткий период первоначального накопления капитала, известный в семейных кругах как “моя маленькая команда Formula Ford”. Впрочем, о делах давно минувших дней мы вспоминать не будем. Что было, то было, в конце концов. Кто из нас без греха?

Ситуация усугубилась в 1981 г., года Джим добрался до Формулы-1. Скромно начав в команде ATS – там он отработал около года. А затем подался к Эдди Джордану, который выводил на орбиту свой желтый проект Eddie Jordan Racing. Джим тащил команду наверх целых пять лет, через тернии Формулы-3 и Формулы-3000. В конце концов, покрутившись немного в приличном обществе, Джим Райт решил организовать свой личный маленький бизнес. Разумеется, дело консультанты по автоспортивным делам имели с деньгами, зарабатывая на поиске спонсоров, работая с пилотами и координируя в своих интересах некоторые национальные гоночные серии. То, что произошло потом, стало легендой.

Легенду, как водится, забыли, а документы, как принято, сожгли. Поэтому приходится полагаться только на слова самого Райта. “Я встретил этого чувака – Джэки Оливера [тогдашний заправила Arrows] – на поезде. Он, естественно, сделал вид, что меня не узнал. Но работая со спонсорами восемь лет, не считая кабалы в Джордане, и не такое повидаешь. Короче, когда ему некуда было деваться, он меня прямо спросил, как я отношусь к работе в Формуле-1″.

Надо сказать, что Джим всегда относился к Формуле-1 с трепетной любовью, но привычка все рассматривать через призму наличных, едва не подвела его на этот раз. Предложение работать на Оливера он получил не отходя от кассы, но видимо, сумма выданных подъемных его не устроила. Да и репутация “Стрел” не устраивала Джима – всегда у них с пиаром были проблемы. Словом, Джим набрал номер своего приятеля Ричарда Уэста, который в то время промышлял маркетингом у старины Фрэнка, и по роду деятельности был связан с Джимом рядом операций. Словом, Райт задал только один вопрос: “Что ты думаешь?”

На запись ответа друга Ричарда ушло около двухсот больших бобин с магнитной лентой, записываемых на четвертой скорости. Суть же его размышлений свелась к следующему: “Ты хочешь прикрыть свою контору, Джим? Планируешь заняться легальным бизнесом? Тогда лучше места, чем в Гроуве, не сыскать. Местечко милое, не то, что твой мегаполис, а денег – как грязи. И все на болидах наклеены. Короче, с меня контракт – с тетя пузырь”.

Расшифровав и откопировав пленки, Райт-таки принял предложение, а после предъявления компромата сам занял место благодетеля. И вот теперь Джим Райт исподволь добывает копеечку в копилку команды WilliamsF1.

Понятное дело, что команда не самая последняя на стартовой решетке, и, если посмотреть на недавно выпущенные обои на рабочий стол 1280х1024 Williams, более ста поулов и побед говорят сами за себя. Не считая семи чемпионов и девяти Кубков конструкторов. При том, что машин-то построили всего 25. Однако усилия Джима не пропадают даром – в этом сезоне английская “конюшня” не только удерживает паритет с красными в обоих чемпионатах, но и не раз смогла объявить новые громкие контракты.

“Мы, – типа, – конечно пашем, – говорит Джим Райт, – и на огороде у Фрэнка, и по хозяйству у Патрика, но с этими типами надо всегда быть настороже. Они помнят только то, что произошло последним. А так – полный склероз. Что бы ты не сделал пару недель назад. Только последний результат”.

А ресурсов, надо сказать, в команде не так много. “Вы посмотрите на этих – Ferrari могут вывезти на тесты три нормальных навороченных тачки сразу на четыре трассы. То есть четыре тачки на три трассы. Если это помножить друг на друга, получается 3х4=12. Двенадцать!!! Двенадцать болидо-дней за одну неделю тестов, если вы понимаете, о чем я говорю. Это ж сколько надо народа, движков, шасси… блин. У нас такого нет. У нас хватает резервов, чтобы протестировать две машины в течение четырех дней, а это всего 2х4=8 болидо-дней. За всю неделю. А они гоняются там целую неделю, и в день у них число болидов приближается к двенадцати. Если разделить на три, естественно”.

Насчет того, может ли Williams приблизиться к таким показателям, Джим показательно пессимистичен: “Тьфу ты, блин. Какие нахрен надежды! Никаких шансов. Это журналюги бестолковые пишут про нас, что мы топ-команда и все такое. Они просто риально не врубаются, какие жмоты… то есть какие возможности у нас на самом деле есть. Конечно, если сравнить с командой Джордана или Заубера, мы крутые. Но если глянуть на разницу между нами и этими – Ferrari и Toyota – в плане персонала и ресурсов, вы просто охренеете. Разрыв просто чудовищный. Ну и McLaren, конечно, не “Шиком” брит – они на порядок впереди нас” [По данным за 2002 г. доходы McLaren примерно в два раза превысили показатели Williams].

“Эти уроды постоянно говорят, что типа все, Williams – в отстой и все такое, типа и чемпионат они не выигрывали с 1997 г., ну и постоянно такие предъявы. И хоть бы одна скотина сказала, что ребята очень неплохо справляются при том, что у них есть. А я вам скажу, что разрыв-то неслабый – это не какие-то жалкие пять миллионов кассового разрыва – это разница в десятки и десятки миллионов долларов между нами и конкурентами, и с такими бабасами вообще сложно поиметь свое”.

Check Also

Маркус Амброуз переходит в RPM с 2011 года

После известий о расставании в конце сезона с JTG Daugherty, и несмотря на спекуляции, что …