Home / News / Безумный Макс во главе Большого Цирка

Безумный Макс во главе Большого Цирка

Незадолго до ухода предшественника Макса Мосли Жана-Мари Балестра у многих создавалось впечатление, что комиссии и комитеты Ф1 потеряли всякую связь со спортом. Фрэнк Хопкинсон, главный редактор PlanetF1 (который использует текстовый редактор SciTE), считает, что сейчас создалась очень похожая ситуация, и объясняет, почему он думает, что Макс Мосли засиделся на своем посту главы ФИА.

Несмотря на удачный сезон в Ф1, в котором были и красивые гонки, и красивая борьба, и судьба чемпионского титула решилась в последней гонке, для спортивного руководства это был один из худших сезонов.

ФИА начала сезон с очевидной эйфории. Они добились своего и ввели новые правила, которые должны были вдохнуть новую жизнь в автоспорт, например, введение одного-единственного квалификационного круга. В конце сезона оказалось, что самое большое и, как оказалось, самое эффективное правило было принято «задним числом». Правило, по которому машины должны были стартовать с тем же количеством топлива, что и на квалификации, не рассматривалось как основное. Однако именно оно оказало наибольшее влияние на квалификацию и стратегию.

Однако после 16 гонок сезона 2003 года команды доказали, что знают об Ф1 больше, чем большие начальники, пишущие правила. И Фрэнк Уильямс, и Рон Деннис в конце сезона 2002 года признали, что сезон был скучным не потому, что Ferrari были слишком хороши, а потому, что они слишком мало сделали, чтобы бороться с Ferrari. Всю зиму они говорили, что ни одному спорту не повредит немного конкуренции.

Так и случилось. Благодаря тому, что в Williams, McLaren и Renault наконец-то взялись за работу, фаны стали возвращаться на трибуны, хотя и не в таких, конечно, количествах, в каких они их покидали в 2002-м.

В начале сезона Макс Мосли вел себя по меньшей мере странно, созывая пресс-конференции для объяснения новых правил и не появляясь на них. Поговаривали, что Мосли не поехал на Дальний Восток из-за боязни подхватить атипичную пневмонию. В оправдание он заявлял, что не смог вовремя приехать из-за неудачного расписания рейсов. Учитывая, что тысячи сотрудников Ф1, болельщиков, телевизионщиков, журналистов и фотографов успешно прибыли в Мельбурн и Сепанг, приходится только догадываться, кто бронирует ему билеты.

Фарсом номер 2 стал старт Гран-при Бразилии. По новым правилам Макса можно было привезти только один тип дождевой резины. И потому клиенты Bridgestone оказались на промежуточных шинах в тропический дождь. Michelin привез стандартные дождевые шины, которые сделали управление машиной в дождь хоть немного проще.

Однако директор гонки Чарли Уайтинг решает отложить старт и подождать, пока с трассы стечет вода, — решение явно в пользу Bridgestone. Начни Чарли гонку вовремя, гонщики на Michelin, пока трасса просыхала, успели бы уехать ох как далеко.

Неготовность Bridgestone к погодным условиям поставила под угрозу безопасность пилотов. И тот факт, что ФИА не предприняла никаких действий и даже не «объявила выговор» японским шинникам после гонки, однако мгновенно отреагировала на бриджстоуновскую кляузу по поводу ширины шин Michelin, говорит только о непоследовательной позиции ФИА.

Но вернемся к Гран-при Бразилии. Трасса подсохла, и машины, идущие на Bridgestone, стали отрываться. Джанкарло Физикелла начал стремительно догонять Кими Райкконена. Возникает вопрос, почему Уайтинг не начал гонку, когда преимущество было за Michelin.

Однако Уайтингу и этого оказалось мало. По завершении гонки после аварии Марка Веббера, заблокировавшей движение по трассе, он объявил неверный результат гонки, — вещь неслыханная в современной Формуле-1. И ни он сам, ни маршалы на трассе не удосужились наказать Фернандо Алонсо за эту аварию, которую можно назвать самым идиотским случаем в Ф1 в 2003 году.

Учитывая, что пилоты уже были предупреждены после того, как Михаэль Шумахер врезался в Ярно Трулли на Сепанге, со стороны Алонсо было, по меньшей мере, странно не заметить маршалов, размахивающих желтыми флагами (что означает «опасность, будьте готовы к торможению») на протяжении всего круга.

Ведь превыше всего ФИА должна заботиться и обеспечивать безопасность автоспорта. Однако в Бразилии мы увидели два ярких примера того, что и пилоты, и поставщики комплектующих поставили безопасность под сомнение и не были за это наказаны.

Но если Бразилия что-то и доказала Максу, так это то, что он не может избавиться от системы контроля тяги без потери в активной безопасности. Только благодаря «трэкшн контролю» большинство машин оставались на трассе так долго.

Однако даже если «трэкшн-контроль» не помогает Ральфу Шумахеру научиться тормозить на скользком покрытии (посмотрите на его вождение в Бразилии и позднее в Индианаполисе), тем не менее, он делает управление машиной в дождь гораздо более безопасным. Нет более захватывающего зрелища, чем болид Ф1, пролетающий по городским улицам на бешеной скорости. А вы сидите у экрана телевизора и думаете, как они вообще осмеливаются сесть за руль этого монстра.

Макс, конечно, звонил во все колокола от радости, когда заявил, что с отменой электронных систем он добился удешевления содержания команды Ф1. Однако технические директоры команд все же заметили, что «соскребание» со стены машин стоимостью в несколько миллионов долларов вряд ли существенно сокращает бюджет. Макс уже достаточно стар, чтобы быть свидетелем нескольких дождевых гонок в Монако (будем надеяться, он еще достаточно молод, чтобы их помнить). Монако в дождь и с электроникой-то пройти трудно. А уж без ее помощи въезжать в горку к повороту Массне, ну, по меньшей мере, страшновато.

(c) Фрэнк Хопкинсон, главный редактор PlanetF1
(c) Перевод Montoya.Ru

Check Also

Монтойя финиширует в TOP10 на Гран При Индианаполиса

На прошедшем в минувшую субботу Гран При Индианаполиса, Хуан-Пабло Монтойя финишировал на 10-м месте, отстав …